Заикание


Заикающийся ученик. Советы логопеда (Авторы публикации Широкова Л.Н., Шабалина С.А., Баскакова Е.А.)

 Заикание —  это нарушение темпо-ритмической организации речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Основным феноменом заикания является судорога.
Среди многочисленных речевых нарушений заикание  занимает особое мест. С одной стороны это нарушение не относится к разряду самых тяжелых речевых расстройств, т.к. не мешает человеку выполнять свои социальные функции, т.е. не приводит к инвалидности в отличие, например, от афазии, дизартрии вследствие церебрального паралича. С другой стороны, оно часто служит проявлением более тяжелых функций центральной нервной системы, которые, развиваясь, со временем могут привести к значительной потере трудоспособности. Но даже и без этого заикание служит важным моментом в нарушении социальной адаптации заикающихся в юношеском и зрелом возрасте, что часто приводит к неврозам.
Начало заикания попадает обычно на период интенсивного формирования речевой функции, т.е. 2-6 –ти летний возраст детей. Статистические данные о распространенности заикания весьма противоречивы. В среднем около 2% детей и не много более 1% взрослых страдают заиканием.
Говоря о причинах заикания следует подчеркнуть, что отсутствует специфическая одиночная причина, вызывающая данное речевое нарушение, поскольку для этого необходимо сочетание ряда факторов.
В настоящее время принято выделять две группы причин: предрасполагающие («почву») и производящие («толчки»). При этом некоторые этиологические факторы могут как способствовать развитию заикания, так и непосредственно вызывать его.
К предрасполагающим причинам относятся невропатическая отягощенность родителей; неврологические особенности самого заикающегося; конституциональная предрасположенность; наследственная отягощенность; поражение головного мозга в пренатальный, натальный и постнатальный периоды развития.
В группе производящих причин выделяются анатомо-физиологические, психические и социальные.
Наиболее спорной и дискуссионной проблемой является вопрос о механизме заикания, который рассматривался с древних времен по -разному Сторонники психологического направления, такие как Хр. Лагузен (1838), А. Коэн (1878), Гр. Каменка (1900), А. Либманн (1900), Г.Д. Неткачев (1909, 1913), Э. Фрешельс, Ю.А. Флоренская (1934) и др. изучали заикание в широком смысле слова и говорили о том, что этот дефект вызван нарушением координации речевого аппарата. Физиологические проявления они считали следствием психологических недостатков.
Сторонники педагогического направления  (А. Адлер, Шнейдер и др.) в целом определяли заикание как следствие противоречия между желанием и неумением говорить.
Сторонники физиологического направления (Г. Гутцман, 1879; А. Куссмауль, 1878; И.А. Сикорский, 1889; И.К. Хмилевский, 1897; Э. Андрес, 1894 и др.) считали, что заикание – это невроз координации, вызванный раздражительной слабостью центрального речевого аппарата. Эта слабость ведет к неправильным судорожным движениям.
Решающую роль в понимании природы заикания сыграли работы
И.П. Павлова. Он непосредственно заиканием не занимался, но его заслуга состоит в том, что он открыл механизм неврозов. По учению И.П. Павлова, причины неврозов такие: 1) перенапряжение раздражительного процесса; 2) перенапряжение тормозного процесса; 3) перенапряжение подвижности нервных процессов, так называемая сшибка процессов возбуждения и торможения. Он считал, что физиологической основой страха является тормозное состояние коры больших полушарий. Патофизиологической основой страха (по И.П. Павлову) являются больные пункты в коре головного мозга (стойкие патологические связи, «патологический условный рефлекс»), при перенапряжении нервных процессов и их сшибке. Больные пункты в коре головного мозга возникают вследствие острой психической травмы. В этих пунктах создаются функциональные очаги сильного возбуждения или торможения, которые могут принять характер застойного явления.
М.Е. Хватцев (1959), Н.П. Тяпугин (1966) опирались на учение И.П. Павлова считали, что заикание функциональное расстройство. С.С. Ляпидевский (1960) отмечал, что в большинстве случаев заикание относится к так называемым функциональным расстройствам, неврозам и логоневрозам.
Своеобразный взгляд на механизм заикания имелся у Н.И. Жинкина (1958). Он обнаружил, что у заикающихся возникает блуждающий возбудительный или тормозной процесс, который застаивается у выхода из премоторной зоны (вторичные отделы (зоны) лобных долей III функционального блока головного мозга). Премоторная зона ведает плавностью движений и актом переключения движений.  Как результат этих явлений и возникает судорога. По Н.И. Жинкину, механизм заикания может быть определен как нарушение непрерывности в отборе звуковых элементов при составлении разнометричного агоритма слов, как нарушение авторегулировки в управлении речедвижениями на уровне слога. Развивая дальше это положение, И.Ю. Абелеева (1969) отмечала, что заикание есть нарушение готовности к речи при наличии у говорящего желания  говорить (коммуникативного намерения), программы речи (того, что он хочет сказать) и умения говорить нормально. В целом Н.И. Жинкин считал, что в основе заикания лежит какой-то общий невроз, наиболее отчетливо проявляющийся в речи.
Одни исследователи (Ю.А. Флоренская, Ю.А. Поворинский и др.) рассматривали заикание как симптом невроза, другие (В.А. Гиляровский, Н.П. Тяпугин, С.С. Ляпидевский, А.И. Поварнин, В.С. Кочергина, Н.И. Жинкин и др.) усматривали в заикании особую форму общего невроза. В.С. Кочергина пришла к выводу, что заикание – это не симптом и не синдром, а заболевание центральной нервной системы в целом. Сторонники павловского учения о неврозах нашли своих последователей и за рубежом: в Чехии – М. Зееман, Н. Досталова, Ф.Н. Досужков и др.; в Болгарии – А. Атанасов, Г.И. Ангушев и др.; в Польше – А. Митринович-Моджеевска; в Германии – К.-П. Беккер и др.
Исследователи Н.М. Асатиани, Л.И. Белякова, В.В. Ковалев, Н.А. Рычкова и др. отнесли заикание к группе пограничных нервно-психических заболеваний.
При разграничении функциональных и органических расстройств следует помнить о том, что природа функциональных расстройств физиологами изучена не до конца. Считается, что при нарушении нейродинамики имеются все-таки какие-то нарушения мозга, которые и приводят к нарушению функции.
В 70-е годы с учетом клинической картины было выделено две формы заикания: невротическая и неврозоподобная. В основе деления заикания на невротическое и неврозоподобное лежат такие критерии: 1) причина возникновения; 2) механизм и динамика развития; 3) физиологические особенности заикающихся; 4) состояние общей и речевой моторики; 5) личностные особенности заикающихся; 6) продуктивность медико-педагогического воздействия.
Невротическое заикание возникает в два-три года на фоне хорошо развитой речи. Появлению заикания предшествует, как правило, острая травма в виде испуга, в виде смены привычной обстановки. Параллельно с появлением заикания усиливается общеневротическая симптоматика, т.е. дети становятся беспокойными, хуже спят, у них может появиться болезненное упрямство, капризы, отмечается нарушение ими дисциплинарных требований. Чаще всего такие состояния возникают у детей боязливых и легкоранимых. При невротической форме  нет постоянного течения: заикание то появляется, то исчезает. Рецидивы появляются после травмы, переутомленности. Отмечаются также выраженные вегетативные реакции, сопутствующие движения и уловки. Интеллектуальное развитие обычно в норме. Музыкально-ритмические особенности развиты хорошо, органы артикуляции сохранны и достаточно подвижны, звукопроизношение чаще всего не нарушено. У некоторых может отмечаться вялость моторных функций, но расстройства в двигательной сфере не выходят за рамки функциональных расстройств. Больные осознают свой дефект, переживают, хотят избавиться от него, остро реагируют на неудачи. В анамнезе нет указаний на поражение  ЦНС (центральной нервной системы), не отмечаются леворукость, речевые дефекты у родственников. Если снять заикание, они практически здоровы. С возрастом у них появляется повышенная раздражительность, пугливость, плаксивость, нарушается сон, аппетит, осознание дефекта приводит к нарушению поведения и появлению логофобии. Фиксация на дефекте особенно усиливается в пубертатном периоде, и к 15-17 годам заикание приобретает вид особого психомоторного страдания. Постепенно усиливается и невротическая симптоматика в виде повышения утомляемости, истощения, снижения работоспособности, страх речи приобретает навязчивый характер. Отличительной особенностью этой группы является то, что в спокойном состоянии, при отвлечении от процесса артикуляции, в состоянии одиночества, в состоянии легкого опьянения  речь становится свободнее, часто может быть совершенно без запинок.
Неврозоподобное заикание возникает обычно постепенно, без видимых причин, иногда после испуга, после трех лет, в период бурного речевого развития, нередко с момента становления фразовой речи, является следствием органического поражения ЦНС (центральной нервной системы). По данным В.В. Ковалева, у таких детей наряду с неврологическими симптомами отмечается негрубая патология речи в виде задержки речевого развития (ЗРР), стертых дизартрических расстройств, дислалии, отмечается недостаточность моторики, двигательная расторможенность. Под влиянием физической нагрузки и соматической ослабленности все эти расстройства усиливаются. Без заикания эту группу детей здоровой считать нельзя. Течение волнообразное, без выраженного ухудшения и улучшения. Признаками церебральной недостаточности являются нарушения поведения, отвлекаемость, тахилалия. При усложнении речевого или интеллектуального задания заикание усиливается. Судороги в основном клоно-тонического типа и локализованы в артикуляционном аппарате. Для этих детей характерна некритичность к своему дефекту, они легко с ним мирятся. Общее речевое развитие низкое, интеллектуальное развитие в норме или ниже, темп психической деятельности замедлен. Желания исправить дефект не имеют.
Мышечный тонус при этой форме заикания неустойчив, движения напряженные и несоразмерные. Нарушается согласованность, координация движений рук и ног, тонкой моторики рук, артикуляционной моторики, наблюдается обилие синкинезий (дополнительные, сопутствующие движения). Музыкально-ритмические способности сохранны у немногих. В анамнезе у этих больных имеются указания на патологию беременности, родов, тяжелые заболевания в раннем детстве, наследственную отягощенность (заикание или другие расстройства речи). Движения органов артикуляции характеризуются некоторой ограниченностью и трудностью переключения с одного вида на другой. У некоторых детей нарушено звукопроизношение. Встречаются случаи грубого недоразвития речи I и II уровня.
У этих детей с ранних этапов развития речь сопровождается содружественными движениями, гиперкинезами. Степень проявления заикания не зависит от ситуации и, в отличие от невротического, при неврозоподобном заикании нет резких и существенных изменений его тяжести в определенные возрастные периоды. Занимаются эти дети неохотно.
Основным внешним симптомом заикания является судорожная остановка в экспрессивной речи, поэтому в отечественной литературе заикание принято характеризовать по таким внешним признакам, как  тип судорог; место локализации судорог; степень тяжести (сила выраженности) судорог.
По законам иррадиации судороги речевых мышц могут сопровождаться судорогами и в других мышцах, которые не принимают участия в акте речи (мышцы лица, шеи, туловища, рук, ног). Эти судороги определяются как вторичные, сопутствующие заиканию. Появляясь в мышцах лица, они вызывают гримасы, а в мышцах конечностей приводят к подергиванию рук, ног. У заикающихся в процессе речи могут наблюдаться миоклонусы шеи (кивательные движения головой), раскачивание туловищем. Эти сопутствующие вторичные судороги были впервые описаны И.А. Сикорским. В зарубежной литературе этот симптом называется симптомом Фрешельса. Описанные движения (нарушения речевой и общей моторики) являются насильственными. Иногда у заикающихся наблюдаются и несудорожные сопутствующие движения, которые носят характер вспомогательных действий (произвольные уловки). При затруднении многие похлопывают себя по колену, по телу, по скамейке и т.д. У заикающихся может отмечаться эмболофразия (употребление эмболов, дополнительных слов типа: «да», «вот», «это самое» и т.д.). Эмболы многократно повторяются на протяжении высказывания, нередко употребляются перед «трудными» звуками, появляются в конце судороги как переход к плавной речи, заполняют паузы при затруднении подбора слов. Нередко в речи заикающихся наблюдается подмена труднопроизносимых слов на более легкие, что может привести к изменению смысла высказывания. Это речевые уловки.
Устная речь у заикающихся подростков и взрослых обычно сопровождается вегетативными реакциями: покраснением или побледнением лица, резким учащением сердцебиения, усилением потоотделения.
Речевой дефект типа заикания не является только двигательным расстройством. Невротический механизм заикливой речи часто сопровождается патопсихологическими особенностями, которые проявляются в эмоционально-волевой сфере и в характере. О психологических особенностях заикающихся известно довольно много. Начиная со времен И.А. Сикорского, все авторы говорили, что у заикающихся имеются особенности. Но вопрос влияния заикания на психику рассматривался по-разному. И.А. Сикорский, Г.Д. Неткачев считали, что отклонения в нормальном развитии психики у заикающихся первичны и являются  следствием врожденной невропатии личности. М.Е. Хватцев, Н.П. Тяпугин, С.С. Ляпидевский признавали влияние заикания на психику, но предостерегали от его переоценки.